Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Лидия

Лидия

Поздравляю с Рожеством Христовым!!!!! МОИ ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ, БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!!!
Прочитайте, пожалуйста, мой пост до конца!!!
Буду смотреть кому небезразлична моя просьба,простите, что напрягаю Вас. Вечером в этом прекрасном Храме молилась о всех своих друзьях!!!

ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!!!
В этот предпраздничный вечер ПРОШУ О ПОМОЩИ Храму Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках (Аланскому Подворью). Адрес Храма метро Китай-город, ул.Солянка, д.5/2.
Дорогие друзья, пишу номер карты закреплённой за Храмом, доступ к счёту имеет только настоятель храма отец Георгий:
Номер карты Сбербанка 4274270016397531, получатель Бестаев Вадик Федорович (мирское имя отца Георгия).
ПРИОБЩИТЕСЬ К БЛАГОРОДНОМУ ДЕЛУ ВОЗРОЖДЕНИЯ СВЯТЫНЬ!!!
Блажен, кто сподобится услышать о моей помощи Храму и со всеми бесплотными Силами воспоет Царю и Богу всех:"Аллилуйя". Блажен, кто узрит несказанную славу Господню, по молитве Самого Христа:
24. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира. 25. Отче праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня. 26. И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них.
Прошу переслать это обращение всем знакомым и друзьям!!!
Покажем достойный пример нашим потомкам, которые будут видеть плоды нашей деятельности еще много-много лет и после нас.
В жизни всегда есть место для добрых и светлых дел. Благодаря помощи обычных людей восстанавливаются храмы, на стенах которых вновь сияют иконы. Не нужно быть особенным, чтобы помочь восстановлению былого благолепия, просто окажите посильную помощь!
У меня большое количество друзей. Друзья, которые мне дороги, друзья, которые меня уважают, любят, и дарят свое тепло, и это взаимно!!!
Я всегда готова прийти всем на помощь, но сегодня, перед Рождеством Христовым, я с больной душой и сердцем, ПРОШУ
о вашей помощи. Многим под силу перечислить и тысячи, и больше рублей, а кому-то - это непосильно. Но любая посильная финансовая помощь поможет засверкать Храму.
НА ДАННЫЙ МОМЕНТ НУЖНЫ ИКОНЫ НА ИКОНОСТАС!!! Огромными усилиями и стараниями досталась чудесной красоты роспись и сам иконостас, теперь осталось написать и установить на нем иконы, а это требует определенных средств, и притом не малых!!!
Сходите в Храм, повидайтесь с необыкновенным МОНАХОМ, настоятелем храма, отцом Георгием, и Вы будете ближе к Богу, Вы увидите ту Любовь к ближним, Господу, которым он славен.
Призываю всех неравнодушных откликнуться на призыв и оказать поддержку по мере возможностей. И пусть никто не смущается мыслью: "Рад(а) бы, но с финансами сейчас не очень..". Даже 50 р. - это тоже помощь!!!
Церковь Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках «что на Стрелке» расположена в историческом районе Москвы, который раньше называли Кулишки. «Кулишки» - старинное русское слово, трактуемое как топкое болотистое место, и лес после порубки. По этой вырубке шагала рать Дмитрия Донского на Куликово поле, по ней возвращалась с победой в Московский Кремль!!!
Храм Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках был построен в XV веке на развилке двух дорог. В 1547 году на этом месте упоминается деревянная церковь Рождества Богородицы на Кулишках (на Стрелке) - на развилке двух древних дорог - в Заяузье (Улица Солянка; бывшая Большая Коломенская дорога, доходящая до Коломны на Оке и далее идущая в Рязанское княжество), и в великокняжеское село Воронцово на Воронцовом поле (Подколокольный переулок). В связи с расположением здания церкви у места сбора общерусского войска на Васильевском лугу перед походом на Куликово поле и посвящением главного престола Рождеству Пресвятой Богородицы, известный историк и архивист начала XIX века А. Ф. Малиновский в своём фундаментальном рукописном труде «Обозрение Москвы» связывал первоначальную постройку деревянного храма на этом месте с увековечиванием памяти русских воинов, павших на Донском побоище 8 сентября 1380 года. Поскольку его труд впервые был опубликован лишь в 1992 году, эта важная информация оставалась совершенно не замеченной почти 170 лет.
Местоположение храма – на остром углу квартала – диктует его архитектурное своеобразие: высокая колокольня; её нижние прямоугольные, со скошенными углами ярусы завершены цилиндрическим ярусом звонницы, декорированным парными колоннами. Этот удивительный храм представляет собой устремленный вперед клин.
Храм горел, многократно перестаивался, претерпевал многие испытания. В годы советской власти его святыни были утеряны, жизнь некоторых настоятелей этого храма закончилась трагически. Первый пожар случился в храме в 1547 году.
В 1600 году на месте деревянной церкви была построена кирпичная.
Нынешнее здание Рождественского храма в стиле зрелого классицизма построено по проекту архитектора Д. Балашова (по другим сведениям — братом В. И. Баженова — Дмитрием Баженовым) в 1803—1804 годах на месте старого, при колокольне и трапезной, отстроенных в 1801—1802 годы. Храм сильно пострадал во время пожара 1812 года: огонь уничтожил ротонду, были похищены серебряные оклады икон, венцы, лампады, одежды, антиминсы.
Ризница церкви построена в 1880 году по проекту архитектора В. Н. Карнеева.
Храм закрыт не ранее 1928 г.[2]. Сначала занят скульптурной мастерской, затем, по словам М. Л. Богоявленского, - "Леспроектом", учреждением, руководящим лесоустроительными работами. После него церковь передали рентгеновскому институту, установившему в ней радиационную пушку. В 1979 г. внутри помещалась закрытая поликлиника № 3 Министерства здравоохранения РСФСР.

В 1996 году по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II храм Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках был передан Московской осетинской общине и стал известен как Аланское подворье. Служба в храме совершается на церковнославянском и осетинском языках.

В 2007 году настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках стал игумен Георгий (Бестаев). Он приехал в Москву из подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, где последние 8 лет служил скитоначальником в храме святой равноапостольной Марии Магдалины в посёлке Лоза.
Зимой 2008 года храм и колокольня покрылись лесами - начались ремонтно-восстановительные работы.
Проделана большущая работа по восстановлению Храма, надо только представить сколько было вывезено строительного радиоактивного мусора после радиологии.
Осталось совсем немного, чтобы ВЫ УВИДЕЛИ ХРАМ НЕОБЫКНОВЕННОЙ КРАСОТЫ И РОСПИСИ!!!

Posted by Лидия Цховребова on 21 янв 2018, 11:31

from Facebook

ПРИЯТНО НАЧИНАТЬ УТРО С ИНТЕРЕСНОЙ ИНФОРМАЦИИ!

  Написть о Густаве Климте заставило общение с подругой, не знать  в наше время о НЕМ грешно. Для многих это новое имя. Интересное имя! Необычайнное "видение" МИРА. Подруга к части фрески "Упоение " подобрала стихи еще одного таланта-Анри де Ренье.


Эссе о Густаве Климте написано Александром Улановым , талантливым поэтом и прозаиком, переводчиком, опубликованно в литературном журнале Textonly *

http://svetlana-and.narod.ru/klimt.html    -   все о Климте разном,с необыкновенными пейзажами, картинами природы 

Автор стихов, новелл и романов. В поэзии следовал средней линии между парнасцами и символизмом, экспериментировал со свободным стихом. В прозе развивал стилистику «галантного» XVIII века (Шодерло де Лакло).
В России пропагандистом Ренье, переводчиком его поэзии и прозы был Максимилиан Волошин, его творчеством интересовался М.Кузмин. Его стихи переводили В.Брюсов, И.Анненский, И.Эренбург, Б.Лившиц, Вс.Рождественский, В.Левик и др.

АНРИ де РЕНЬЕ


Воистину мудр лишь тот, кто строит на песке,
Сознавая, что все тщетно в неиссякаемых временах
И что даже сама любовь так же мимолетна,
Как " дыхание ветра и оттенки неба ".






Густав Климт " Упоение ", часть фрески " Древо жизни "

 

 

Нет у меня ничего,
Кроме трех золотых листьев и посоха
Из ясеня,
Да немного земли на подошвах ног,
Да немного вечера в моих волосах,
Да бликов моря в зрачках...
Потому что я долго шел по дорогам
Лесным и прибрежным,
И срезал ветвь ясеня,
И у спящей осени взял мимоходом
Три золотых листа...
Прими их. Они желты и нежны
И пронизаны
Алыми жилками.
В них запах славы и смерти.
Они трепетали под темным ветром судьбы.
Подержи их немного в своих нежных руках:
Они так легки, и помяни
Того, кто постучался в твою дверь вечером,
Того, кто сидел молча,
Того, кто уходя унес
Свой черный посох
И оставил тебе эти золотые листья
Цвета смерти и солнца...
Разожми руку, прикрой за собою дверь,
И пусть ветер подхватит их
И унесет...

 

О поэте

Анри де РЕНЬЕ ( _fr. Henri-Francois-Joseph de Régnier, 28 декабря 1864, Онфлёр, Кальвадос – 23 мая 1936, Париж) – французский писатель.
Происходил из старинного аристократического рода, жившего в Нормандии. Учился в Париже, готовился стать юристом.
Автор стихов, новелл и романов. В поэзии следовал средней линии между парнасцами и символизмом, экспериментировал со свободным стихом. В прозе развивал стилистику «галантного» XVIII века (Шодерло де Лакло).
В России пропагандистом Ренье, переводчиком его поэзии и прозы был Максимилиан Волошин, его творчеством интересовался М.Кузмин. Его стихи переводили В.Брюсов, И.Анненский, И.Эренбург, Б.Лившиц, Вс.Рождественский, В.Левик и др.



                 ПОЦЕЛУЙ.

Закрытые - или полуприкрытые - глаза. Погруженность в ощущения. Фон и орнамент – то, что проплывает перед закрытыми глазами. Поцелуй где-то там, у бедра, рассыпается под веками синими звездами. Скользящая по спине ладонь закручивается в мохнатые зеленые водоросли. Может быть, появляются другие глаза – образованные дугами бровей и дугами сомкнутых ресниц, они больше прежних, что видят зрачки закрытых век? (их никогда не увидеть в зеркале; их видит только другой, другая). Вспышка света и цвета, заполняющая все. Поглощающая и не оставляющая вокруг пространства, не вовлеченного внутрь. Золото - икона или византийская мозаика, - из которого всплывает не святая или царица - открытые плечи и живущие собственной жизнью пальцы. Прозрачность – а не тепло лица на сверкающем металле. Теплая тьма волос. Золото заключает в себе объятие, как янтарь. И оболочки выставляют наружу шипы. И нить уже начинает охватывать обнявшихся в новый, непрозрачный кокон. Объятие ломкое, как судорога, стремящееся не упустить ни секунды, ни клеточки кожи. Уводящее туда, где в одиночестве, лихорадке и отдыхе принимается под веками золотой взрыв. Думать спиралями и золотыми пузырьками, звездной плесенью на потемневших от времени досках, осьминожьими присосками - или поцелуями – которыми пространство тянется сюда. Птицы, рыбы, растения, расходящиеся по воде круги или кольца дерева. Дробиться, рассыпаться и объединяться по-новому, ни мгновения не оставаясь прежним. Здесь уместнее глаголы неопределенной формы – предложения не личные, но и не безличные – просто нет времени думать, кто их произносит – если они чувствуются - и если разливается блаженная лень - Фигура выступает из плоскости - и очень индивидуальной – каждая выступает из своей плоскости. А ощущения заполняют все - так краски заполняют все пространство картины. Цветовое поле. Так изгиб тела встречается с золотым дождем – и пальцы в беспамятстве ломаются, пытаясь удержать – воздух? секунду? течение? У него свой ливень - медный - волосы. Рыжеволосое безумие золотых рыбок - так можно плыть в воде или лететь во сне. Завитки волн, которые качают и гладят, собирая вместе ленты прикосновений. Даже линии рисунков - не поддержанные цветом – нервно клубятся, двоятся, троятся. Мир нечеткого – фигур, забывших свои границы. Полуоткрытые в улыбку забытья губы – собиравшиеся, может быть, что-то прошептать, но уже не считающие это нужным. Глаза закрыты, зовет не взгляд, а губы - молча. Неизвестно, кого или что. Алый рот, втягивающий в белизну лица. От этих картин - легкий жар в голове. Что может пишущий? Спрашивать себя. Подчеркнуть, обратить внимание. Не расшифровывать - не убивать. Девушки, переплетающиеся волосами в забытьи между змеиных кож, водорослей, рыб. Линии леопардовой плавности. Спящие стоя, подложив под голову ладони. Касающийся груди язык. Ласковая усталость. Ничего этого нет. Все это есть. Вызывающее - погруженное в себя и не желающее знать зрителя - а кто он такой ? Хрупкое - непроницаемое - жесткое - лицо. Угрожающее ? Но роковая женщина - так банально, фрейдовские эросы-танатосы - так скучно... Может быть, проще - сон, не желающий, чтобы ему мешали? Змеиная гибкость красок. Им уютно - змеям водяным и земным. У ног нагой истины - змея с горящими глазами. Чешуя сползает с лат бронзоволобой, широкоплечей Афины (как мала и хрупка победа? истина? в ее руке – голова меньше вытянутого языка Горгоны) – и где-то сзади, во тьме, тоже превращается в змею. Лежащие обнявшиеся женщины, или девушка, прячущая голову на груди подруги - они не нуждаются ни в ком более - иногда и друг в друге. Лопатки и колени. Одиночество золотого взрыва, которому никого не надо (не очень свойственное мужчинам; не потому ли мужчин на картинах не очень-то много; или мужчина - слишком жесткий для этого мира? скованный мыслью между грезой, тревогой, угрозой - все они женщины, и мысль тоже). Девушки, в которых меняется все - цвет глаз и волос – открытость рта - покой - отрешенность – сумасшествие - усталость. Потому что и сам он - житель Вены - или Александрии? - менялся не реже, чем они. Понравившийся всем - а потом много сделавший, чтобы этим всем разонравиться. Автопортрета он не оставил. Все живое - дробно и подробно, слагается из подробностей, из мелочей в клубящемся и текущем хаосе неживого. И чем больше скорость этих мелких частичек – с тем большей силой они втягивают взгляд – или вообще все? Человек - еще большая пестрота и многообразие на текущих пестроте и многообразии. Течение течения. Не лишенное логики - геометрических деталей, повторяющихся элементов - но в основе этой логики - и на основе ее - калейдоскоп, вариации орнамента, случай, красочность, безумие. Девушка, складывающаяся из струй, прозрачных чуть розоватых течений. Это не Фрейд, это Мах и Прандтль - тоже австрийцы - с их гидродинамикой. Или голова становится источником белизны, распространяющейся над красным вперед. Что значат квадратики на красном - или фиолетовые искры в закрытых глазах - Вода может и замерзнуть в женщину - стекло с узорами, морозными цветами, за которым идет снег. Или еще не растаять - может быть, девочка стоит так твердо потому, что течение еще не захватило ее, она еще не проснулась в сон. Как музыкант за роялем – он слишком занят музыкой - он ровно и непрозрачно черен - а девушки рядом с ним слагаются из течений красного, белого, голубого, желтого. Их волосы - туманность, где рождаются – и которую покидают - звезды. Течение плавное и спокойное, когда вода становится рыжей, а волосы зелеными. У русалок нет не только ног, но и рук, только волосы – как ночь - скрывающая все тело - чешуя звездной ночи. Текучесть воды, за которой нет никакого неба, быть может - только берег и скала. Истину охватывает вихрь - переходящий от голубого через фиолетовое к коричневому. И прозрачность. Арфистка - золото в чуть желтоватой пустоте - и из этой же пустоты – ее руки и лицо - и из нее же - плывущие по воздуху – вытянувшись - женщины с закрытыми глазами. И прозрачна - как море - танцовщица. Старость не может чувствовать так остро – и потому не мудрость. И перед смертью люди спят и видят цветные сны – красное, белое, оранжевое - а смерть темно-зеленая, фиолетовая - и никто не встречает ее открытые глазницы своими открытыми глазами. У болезни и смерти - легкое тело. Угольно-черные волосы и белые глаза. Это в театре у трагедии рот и глаза широко открыты. На самом деле губы сжаты, зрачки - иглы, пытающиеся шить расползающееся, то, что удержать уже нельзя. И это у печали открытые глаза. И она обхватывает свои тонкие колени. И портрету приходится быть с открытыми глазами – и на лице всегда удивление - где я? и зачем все это? Что вокруг? Земля, полная осенних листьев, и белые стволы, полные черных пятен. И за ними - может быть - небо. А может быть – только сплетенные ветви деревьев. И летящий смотрит вниз - на поле маков - не в силах отделить их от пылающих на ветках яблок. И дома итальянского городка живут как люди – сплетением крыш. Надо смотреть изблизи - чтобы цветы/цвета заполнили глаза целиком - рванулись навстречу – притяжение обратно пропорционально квадрату расстояния - потому всего сильнее притягивает движущаяся в полумиллиметре от кожи рука - Сколько бы ни было орнамента и драпировок – тело под ними есть всегда - судя по незаконченным картинам, оно писалось во всех подробностях - пусть оно будет потом закрыто плоскостями красок - лучи от него будут идти сквозь. Вызывающие, зовущие...

* Эссе напечатано в журнале Textonly

 

Поцелуй, 1907-1908, Вена, Австрийская Галерея, Моделью к этой картине был сам Густав Климт и его возлюбленная Эмилия Флоге.



Пара в золотом сияние одежд, сомкнувшая объятья на краю обрыва, на ковре, сплетенном из трав и цветов. Женщина в ожидании поцелуя, мужчина, что подарит его ей. Руки и лица в обрамлении золота и самоцветов узоров. Здесь нет ни пространства, ни времени, ни движения. Мгновение, как в янтаре, застыло в вибрирующем золотом тиснении фона. Биению его слабого пульса вторят символы орнамента, стекающие с их одежд и оплетающие их… Знаменитый "Поцелуй" Густава Климта, жемчужина живописи рубежа XIX и ХХ века из коллекции Австрийской галереи.

Кстати, история написания "Поцелуя" такова.

Был некий граф, который заказал эту картину. Дав Климту медальон, на котором была во всем великолепии представлена его возлюбленная, граф попросил, чтобы он и она были изображены на картине в страстном поцелуе. Климт исполнил заказ графа. И граф остался доволен, но его мучил один вопрос - почему на картине их уста не сомкнулись-таки в страстном поцелуе. Климт ответил, что он попробовал изобразить желание, настроение, атмосферу, т.е. тот мотив, который в миг самого поцелуя бросит их в бездну любовного наслаждения. Граф принял ответ. Через некоторое время он уже уезжал со своей женой в свадебное путешествие, картина настолько понравилась девушке, что она сразу дала согласие на брак с графом.

Позже Климт раскрыл тайну "Поцелуя": когда художник писал картину, он сам влюбился в девушку с медальона и поэтому изобразил мучительное ожидание поцелуя вместо самого поцелуя как маленькую месть, из чувства ревности к графу.

Климту в своей картине "Поцелуй", которая имеет право считаться одним из лучших произведений искусства художественного стиля Арт Нуво, удалось передать грань между духом и материей, между физическим возбуждением и душевной тоской, между возможным и необратимым. В этой картине Климт соединил внешнее и внутреннее; золото и серебро, красочность орнаментов, в которые обрамлены две фигуры, позволяет ощутить яркость, богатство, блеск того самого переживания, внутреннего порыва, чувства живущего в женщине и мужчине. Руки и лица влюбленной пары дают нам внешнее отражение всей палитры чувств. "Поцелуй" - это картина, передающая наивысшее, доступное человеку упоение, земное, вневременное - наслаждение мигом вечности.

(no subject)


Редьярд КИПЛИНГ. IF(Если). Разные переводы одного стихотворения.

Redyard KIPLING


IF
If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated, don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise.

If you can dream - and not make dreams your master;
If you can think - and not make thoughts your aim;
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build'em up with worn out tools.

If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings,
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: "Hold on!"

If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings - nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And - which is more - you'll be a Man, my son!

Марго is offline
перевод С. Маршака

Заповедь


О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь, -

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновлять свой труд.

И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь, сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "держись!" -

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, -
Земля - твое, мой мальчик, достоянье,
И более того, ты - человек!


Если


О, если разум сохранить сумеешь,
Когда вокруг безумие и ложь,
Поверить в правоту свою - посмеешь,
И мужество признать вину - найдешь,
И если будешь жить, не отвечая
На клевету друзей обидой злой,
Горящий взор врага гасить, встречая,
Улыбкой глаз и речи прямотой,
И если сможешь избежать сомненья,
В тумане дум воздвигнув цель-маяк..
...
 
Перевод М.Лозинского

ЗАПОВЕДЬ


Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть чac не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть, и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег,
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!


Марго is offline
Перевод Вл. Корнилова

Когда


Когда ты тверд, а все вокруг в смятенье,
Тебя в своем смятенье обвинив,
Когда уверен ты, а все в сомненье,
А ты к таким сомненьям терпелив;
Когда ты ждешь, не злясь на ожиданье,
И клеветой за клевету не мстишь,
За ненависть не платишь той же данью,
Но праведным отнюдь себя не мнишь;

Когда в мечте не ищешь утешенья,
Когда не ставишь самоцелью мысль,
Когда к победе или к пораженью
Ты можешь равнодушно отнестись;
Когда готов терпеть, что станет подлость
Твой выстраданный идеал чернить,
Ловушкой делать, приводить в негодность,
А ты еще готов его чинить;

Когда согласен на орла и решку
Поставить все и тотчас проиграть,
И тотчас же, мгновенья не помешкав,
Ни слова не сказав, сыграть опять;
Когда способен сердце, нервы, жилы
Служить себе заставить, хоть они
Не тянут - вся их сила отслужила,
Но только Воля требует: "Тяни!"

Когда - хоть для тебя толпа не идол -
При короле ты помнишь о толпе;

Когда людей ты понял и обиды
Не нанесут ни враг, ни друг тебе;
Когда трудом ты каждый миг заполнил
И беспощадность Леты опроверг,
Тогда, мой сын. Земля твоя - запомни! -
И - более того - ты Человек!

Марго is offlineПеревод А. Грибанова

Если сможешь


Сумей, не дрогнув среди общей смуты,
Людскую ненависть перенести
И не судить, но в страшные минуты
Остаться верным своему пути.
Умей не раздражаться ожиданьем,
Не мстить за зло, не лгать в ответ на ложь,
Не утешаясь явным или тайным
Сознаньем, до чего же ты хорош.

Умей держать мечту в повиновенье,
Чти разум, но не замыкайся в нем,
Запомни, что успех и пораженье -
Две лживых маски на лице одном.
Пусть правда, выстраданная тобою,
Окажется в объятьях подлеца,
Пусть рухнет мир, умей собраться к бою,
Поднять свой меч и биться до конца.

Сумей, когда игра того достойна,
Связать судьбу с одним броском костей,
А проиграв, снести удар спокойно
И без ненужных слов начать с нулей.
Сумей заставить сношенное тело
Служить сверх срока, не сбавляя ход.
Пусть нервы, сердце - все окаменело,
Рванутся, если Воля подстегнет.

Идя с толпой, умей не слиться с нею,
Останься прям, служа при королях.
Ничьим речам не дай звучать слышнее,
Чем голос истины в твоих ушах.
Свой каждый миг сумей прожить во славу
Далекой цели, блещущей с вершин.
Сумеешь - и Земля твоя по праву,
И, что важней, ты Человек, мой сын!

Марго is offlineПеревод Валерии Скляровой

Если…


Если твой разум чист, когда повсюду
Смятение царит в умах других,
Если уверен ты в себе, когда все люди
В тебя не верят, но ты все же веришь в них;

Если ты можешь ждать, не уставая,
И, будучи оболганным, не лгать,
И ненавидимый, зло в сердце не пуская,
Не будешь ложной святостью сиять;

Если твои мечты тебе подвластны,
Если ты мыслишь, но не мысли твоя цель,
Если ты можешь встретить безучастно
Как Славу, так и боль больших Потерь;

Если ты сможешь пережить крушенье
Своих надежд, но снова их взрастить,
И, слыша, как бессовестный мошенник
Лжет про тебя, спокойно дальше жить;

Если собрать ты можешь воедино
Все достиженья, и поставить их на кон,
И проиграть, и снова, на руинах,
Построить жизнь, загнав на дно свой стон;

Если ты можешь сердце, нервы, жилы
Заставить слушаться тебя, когда невмочь,
Когда из них до капли вышли силы,
И только Воля может им помочь;

Если в толпе ты сохраняешь гордость
И с королями просто говоришь,
Если, не раз проверенный на твердость,
Ты тем же ровным пламенем горишь;

Если минута жизни драгоценна
И каждая секунда словно век,
То вся земля твоя, но больше всего ценно,
Что лишь тогда ты сможешь зваться «Человек»!
Марго is offline

Перевод: Марк Ульпий

Коль скоро будет разум твой в порядке,
Когда весь мир вполне сойдет с ума,
А ты простишь ему его нападки -
С тобой, ты знаешь, истина сама;
Коль скоро быть сумеешь терпеливым,
Отринешь ложь и сам не будешь лгать,
Платить за злобу злобою гневливой
И с умным видом глупость изрекать;

Коль скоро вдохновишься ты мечтою,
Держа в узде и мысли, и мечты,
С успехом и несчастий чередою
Поладишь и снесешь их ровно ты;
Коль сдержишься уразумев, что правду
В приманку превращают для глупцов,
Утратишь всё, в чем находил отраду,
И, стиснув зубы, восстановишь вновь;

Коль скоро все свои приобретенья
В азартной проиграешь ты игре,
Но и тогда не станешь жалкой тенью,
Стенающей пред миром :"был, мол, грех...";
Коль скоро твои нервы, сердце, тело
В конец износит прожитая жизнь,
Ни до кого тебе не будет дела
И только воля выручит - "Держись!";

Коль скоро, говоря с толпой ревущей,
Ты честь свою сумеешь сохранить,
Не прослывешь слугою власть имущих
И даже королям не будешь льстить;
Коль скоро ни враги, ни друг любезный
Не в силах причинить тебе вреда
И каждому ты сможешь быть полезным,
Отказывать умея иногда;

Коль скоро ты возвысишься до знанья
Того, как время совершает бег,
Тогда, о сын мой, ты - царь мирозданья
И даже более, тогда ты - Человек!


Перевод А.Руснака:

Коль сможешь ты


Коль сможешь ты хранить рассудок в час, когда вокруг
Вся жизнь теряет смысл, все валится из рук.
Коль верить сможешь ты в себя, когда сомнений круг
Замкнулся на тебя - во всем повинен слух.
Коль можешь ты годами ждать, не тяготясь сомненьем
Коль ложь в устах твоих, но чист ты перед ней.
Коль ненависть в тебе, но ты душой не с нею
Знай, время не пришло для мудрости твоей.

Коль сможешь ты мечту не спутать с Богом
Коль сможешь мысль свою всегда держать в узде
Коль сможешь ты пройти триумф, принять страданье строго
И не смотря назад, по-прежнему любя ценить людей.
Коль можешь вынести ты правду, которую однажды сам изрек
Быть связанным шутами, на забаву, и преподать глупцам урок.
Разбить часы, тем самым, нарушая размеренный ход жизни, а за тем
Собрать осколки вместе, созидая, построить то, что нужно будет всем.

Коль сможешь ты воздвигнуть гору, лишь только из своих побед
Рискнуть всем ценным, что имеешь и не прервать отчаянный свой бег
И потерять все это разом и сызнова начать
И никому, и никогда об этом не сказать.
Коль сможешь ты заставить свое тело, тебе быть верным до конца
Пройти весь путь, что Бог тебе отмерил и ждать покорно у крыльца
Заставить жить себя, пройдя на шаг, но дальше,
Шагнуть за зыбкую черту.
Рассудком приказать - "Держаться, хоть и страшно",
Закрыв глаза, увидеть пустоту.

Коль можешь говорить с толпою, и в грязь да не удариться лицом
Быть не оклеветанным молвою, за то, что ты идешь с Царем.
Когда ни враг, ни друг, души твоей не сможет ранить,
Когда твои слова услышат все, кто жаждет знать,
Считай, что ты уже постиг все тайны мирозданья.
Постиг, неумолимую минуту, мгновенье то, что жизни всей длинней.
Те 60 секунд, что вечно с нами будут, сомкнутся легионом средь теней
Когда обнимешь ты душою, всю землю, тварей, пустишь в разум свой -
В тот миг ты станешь предо мною и Я скажу тебе – Сын МОЙ!

Марго is offline
Перевод (Зои ??) Ященко

Коль можешь


Коль можешь устоять, когда другие
Беснуются вокруг, тебя виня,
Коль веришь сам в себя и в дни благие,
Подсказки и советы не ценя,
Коль можешь ждать, не маясь ожиданьем,
Не врать вовек, хоть люди врут вокруг,
И речь любую встретить пониманьем,
Будь это злейший враг иль друг,

Коль можешь ты мечтать, но только в дело,
Коль думать можешь, в мыслях прост и прям,
Успех и неуспех приемлешь смело,
Их расценив, как прах, как пыльный хлам,
Коль можешь ты презреть, что искажают
Твои слова, простяг маня в капкан,
Всё строишь вновь, хоть силы иссякают
И в инструменте стёршемся изъян,

Коль можешь, не печаляся нимало,
Весь выигрыш без вздоха проиграть
И карту взять, и всё начать сначала,
И ничего при этом не сказать,
Коль можешь ты заствить нервы, тело
И мускулы работать в свой черёд,
Хоть крут барьер - увы уже, уже не первый -
И только воля говорит: - Вперёд!...

Коль можешь не теряться пред толпою,
Гуляя с принцем, лордом не глядишь,
Коль шутят, но считаются с тобою,
Коль чтишь ты прямоту и дружбу чтишь,
Коль можешь в непрощающей минуте
Ценить секунду, взвесив каждый шаг,
Земля твоя в скрещенье перепутий,
Ты человек на ней - а не слизняк.